Три года продуктового эмбарго

07.08.2017

6 августа исполнилось три года с введения Россией продэмбарго в отношении стран ЕС, США и других. Ограничения позволили российскому АПК «стать сильнее», считает глава Минсельхоза. Но и «санкционные страны» ничего не потеряли.

Как показывает исследование «Ромира», не все потребители довольны качеством отечественных продуктов: за полтора года число недовольных качеством мяса, молока и молочных продуктов в России выросло вдвое, до 15%. Больше всего недовольных собрала категория сыров: 27% респондентов отметили снижение качества этого вида продуктов за последний год. Но в декабре 2015 года их было еще больше — 33% опрошенных. ​

Директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов называет позитивное влияние продэмбарго на российский рынок весьма ограниченным. «От его введения выиграли разве что такие секторы, как сыроделие и тепличные овощи, но в последнем [сегменте] рост наблюдался и до эмбарго», — отмечает он. Вместе с тем продэмбарго наряду с другими причинами привело к росту цен на продукты питания, напоминает эксперт. Согласно мониторингу РАНХиГС цены на категории товаров, по которым были введены санкции в отношении отдельных стран-производителей, в России могли быть на 3% ниже, если бы власти не ввели продуктовое эмбарго. Денежные потери на одного потребителя от эмбарго эксперты оценили в 4,4 тыс. руб. в год.

В сентябре 2016 года эксперты ряда вузов (Институт Гайдара, РАНХиГС) сообщали, что эмбарго на поставки основных видов продовольствия из западных стран вопреки «устойчивому мнению» в России не нанесло существенного урона этим государствам. По мнению специалистов, случаи падения объемов экспорта из санкционных стран из-за российского эмбарго были единичны.

Опрошенные РБК эксперты в преддверии «трехлетней годовщины» по-прежнему считают, что мнение о незаменимости России как покупателя продовольствия несколько преувеличено. «Фермеры европейских стран, возможно, даже выиграли от российских контрсанкций, так как получили достаточно серьезную компенсацию из бюджета Евросоюза», — говорит генеральный директор ИА Fruitnews Ирина Козий. По ее словам, на плодоовощном рынке «условно самыми пострадавшими» можно назвать Польшу, Турцию и Голландию. Однако многие поставщики из этих стран просто переориентировали свои поставки на другие рынки, говорит она.

«Эмбарго — это все-таки политическая история, имеющая слабое влияние на аграрный бизнес и в России, и тем более в Европе», — считает Андрей Сизов. В случае продолжения «санкционных войн» Россия может понести гораздо бóльшие потери, поскольку очень зависима от зарубежных аграрных технологий, предупреждает он.​

Главный научный сотрудник РАНХиГС доктор экономических наук Василий Узун заявил РБК, что сделанные год назад выводы о несущественном ущербе от эмбарго для Запада «тем более справедливы сегодня». Никаких проблем с рынком сбыта у западных стран сегодня нет, они полностью переориентировали поставки, отметил эксперт.

«Продовольственные санкции оказали явное влияние на объем ввоза продовольствия в Россию из Евросоюза, который в 2016 году составил €5,6 млрд против €11,8 млрд в 2013 году. Однако общий аграрный экспорт из стран Евросоюза в течение этого периода рос, составив в 2016 году рекордные €131 млрд», — говорится в материалах Европейской комиссии.

Несмотря на заверения в потенциале российского АПК, часть продукции Россия не может производить сама в нужных объемах. Например, по подсчетам Fruitnews, объем импорта свежих фруктов в 2016 году по сравнению с 2013 годом сократился на 1,45 млн т, или 24%, а собственный коммерческий урожай фруктов вырос всего на 181 тыс. т. Объем импорта орехов (без учета арахиса) сократился на 57%, на 43,85 тыс. т. Собственный урожай орехов в России составляет около 300 т и слабо влияет на объем рынка.

Как отмечает Ирина Козий, продуктовое эмбарго обернулось для российских потребителей рядом негативных последствий — ростом цен, изменением пищевых привычек, частичной криминализацией импортных поставок, потерей налаженных связей. Главным плюсом она называет то, что власти стали уделять АПК гораздо больше внимания. «Заговорили о проблемах сельхозпроизводителей и фермеров, стали разрабатываться программы поддержки, к этому направлению начали активнее привлекать внимание инвесторов», — отмечает Козий. Однако в случае неполучения компаниями средств вовремя и в нужных объемах они могут вновь разочароваться в рынке, предупреждает эксперт.

Источник: РБК

Back